Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Есть такая профессия – ёлкам помогать!

В праздничном номере «Брянских известий» за 27 декабря мы писали о том, как без последствий для кошелька и закона срубить елочку в лесу. И так углубились в хвойные дебри, что решили продолжить тему. Почему в профессию «главного по лесу» идет все меньше молодежи, как восстанавливают зеленое богатство после пожаров и что делать, если заблудились в трех соснах, рассказал лесничий Стяжновского участкового лесничества Виктор Хандожко.

Лес в крови

Для начала небольшое историческое отступление. После Великой Отечественной войны легендарное «зеленое золото» Брянщины находилось под угрозой исчезновения. Тогда нашу древесину массово вывозили в безлесный российский юг для строек. Чтобы спасти хвойное достояние региона, создали специальное ведомство — Брянское управление лесами.

В наши дни на Брянщине непростую «зеленую» службу несут больше тысячи работников лесного хозяйства.

Где лучше понять тонкости этого дела, как не посреди хвойной чащи? С героем публикации мы отправляемся в Стяжновское лесничество. От центра Брянска – минут 20-25 на машине.

По дороге лесничий Виктор Хандожко признается:

— Одно время уходил из профессии, но долго оставаться без природы не смог – прикипел душой… Какая у лесничего главная задача? Вести хозяйство «от семени до жатвы» или сохранять и приумножать богатство леса. На моем контроле участок 10 на 15 километров. В рейды выхожу каждый день.

О своей профессии Виктор Васильевич говорит с особым трепетом. Попал сюда, как говорится, не с улицы. Окончил Брянский технологический институт по специальности «инженер лесного хозяйства».

Затем, в 1986 году, пришел мастером в лесничество. А через восемь лет стал участковым лесничим. И так по сей день.

— На нашем курсе училось 175 человек, было восемь групп, — говорит Виктор Васильевич. – А на пять курсов – 800 человек. Приезжали ребята со всего Советского Союза. Сейчас многое изменилось, и в нашем деле остались в основном старожилы… Молодежь тянется в город. В лесной глуши не многие хотят проводить время.

Прежнюю систему — под корень

А что именно изменилось – общая головная боль для многих лесных хозяйств страны. Жизнь на «до» и «после» разделилась 1 января 2007 года, когда в силу вступил новый Лесной кодекс.

Почти все лесохозяйственные и противопожарные функции переложили на арендаторов. Ушло такое понятие как «лесхоз», в состав которой входили не только лесничества, но и службы по охране и защите леса.

По мнению многих экспертов, новые правила подготовили благодатную почву для опустошающих природных пожаров 2010 года, когда пострадали около 200 тысяч гектаров в 20 регионах России…

Многое поменялось и в Брянской области. По новым правилам, часть лесничеств упразднили, инфраструктуру – оптимизировали. Сотрудников стало меньше почти вчетверо.

— Я участвовал во Всероссийском съезде лесничих в Москве, который устроили накануне принятия нового Лесного кодекса, — продолжает Виктор Хандожко. – Было около пяти тысяч делегатов со всей страны. Лесная общественность того времени не приняла новый документ. Коллеги выступали, высказывались против. И хотя эта моя личная точка зрения, но многие опасения нашли подтверждение. В лесничествах не хватает сотрудников, все страшно «забюрократили»… Однако мы все равно руки не опускаем и продолжаем свое дело. А как иначе?

Ищите деляночный столб

А вот и первая остановка в лесу. Проходим на небольшой участок серой земли.

— Здесь был пожар, — поясняет лесничий. – А эти малышки (показывает на саженцы сосен, ростом сантиметров в 15) мы высадили прошлым летом.

— Когда подрастут? – спрашиваю у лесничего.

— Лет через семь-десять. А пока за ними нужен глаз да глаз – и от браконьеров уберечь, и от пожаров.

Эти сосны — так называемое искусственное восстановление леса. По словам Виктора Васильевича, на месте сгоревших деревьев каждый год в Стяжновском лесничестве засеивают новыми культурами 10-15 гектаров. «Специализируются» главным образом на соснах.

В другой стороне леса – еще один похожий участок. Здесь «молодняк» заметно выше. Десятка два аккуратных пушистых сосен – больше метра в высоту.

— Их высадили как раз семь лет назад, — говорит Виктор Хандожко. – И перед Новым годом за этими соснами особенно присматриваем. Срубить могут специально или по незнанию. Поэтому, когда в наше лесничество приезжают за деревом, обязательно отправляем в «поле» с инспектором, чтобы он показал нужное место.

Что и когда засеяли на данном участке леса, можно прочитать на деляночном столбе. На нем также есть «справочная информация» о том, какие работы можно проводить на участке. К примеру, идет проходная рубка или заготовка древесины…

А еще деляночный столб – самый верный ориентир для «потеряшек», которые заблудились в дебрях:

— Смотрите, здесь указан номер квартала, к примеру, 185-й. По этим данным любой лесник сможет найти нужное место. Главное, если вы заблудились и вышли на деляночный столб — от него ни на шаг не отходите. И сразу сообщите, что на нем написано — родным или в МЧС.

Деляночный столб
Если заблудились и нашли деляночный столб, не уходите от него никуда.

Шериф из чащи

Браконьеров, говорит Виктор Хандожко, в последние годы стало гораздо меньше. Многих нарушителей отпугивают штрафы за срубленные деревья, а риск попасться гораздо выше, чем может показаться: опытный лесник узнает «врага» даже по незнакомому следу.

Виктор Васильевич рассказал, как в 2014-м ему удалось поймать целую банду черных лесорубов.

Разбойники позарились на исполинские дубы, простоявшие здесь почти полтора века. За лесными бандитами пришлось в прямом смысле побегать, то есть поездить…

— Они выставили у дороги «смотрящего», так он заснул, — рассказывает Виктор Васильевич. – Мы взяли его, как говорится, с поличным. Побежали за водителем фуры, а он нас заметил и древесину не стал грузить. Когда его забрали в полицию, сказал, мол, ничего не знает…Случайно ехал и заблудился. Не пойман с пилой – не вор…

Те преступники до сих пор отбывают наказание, и в лесу пока тихо.

Слежу за каждым сантиметром своей земли, и с нарушителями у меня разговор короткий – сразу в полицию, — говорит Виктор Хандожко. — Я здесь как участковый уполномоченный лесничества, можно сказать, шериф по лесу.


Беседовала Ольга УМАРОВА.

Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 001 (112) за 10 января 2020 года.

Поделиться: