Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Что нам стоит храм построить

На прошлой неделе в «Промке» прошли публичные слушания. Смысл такой: депутаты предложили изменить правила застройки областного центра. Что-то упростить, что-то – отменить.

Но больше всего жителей Брянска привлек пункт о «религиозном использовании» парков и скверов. Мол, если изменения примут, то храмы и церкви можно будет строить без народного спросу. Ну а мы в сторонке постояли и послушали, почем нынче опиум для горожан.

Фальшивопикетчики: на каштановые баррикады  

Публичные слушания были бы не очень публичными, не возьмись за дело один брянский штаб – молодой, задорный, провокационный. Юные оппозиционеры к делу подошли серьезно. По всему городу листовки расклеили, в сети клич кинули: собирайся, народ! Неча им со своим церковным самоваром – в каждый сквер!

При этом оппозиционные сразу уточнили: мы не против вашего самовара, только каштаны многолетние не троньте. И главным аргументом сделали многострадальный Пролетарский сквер в Бежице. Тамошнюю территорию еще в 2017 году хотели благоустроить. Под строительство церкви выделили пятую часть сквера — 35 соток.

Вот местные и запаниковали: зеленую зону вырубят, гулять будет негде.

Тогда побунтовали и притихли. Церковь в сквере так и не построили, зато на сайте мэрии появился дизайн-проект застройки сквера с собором в центре композиции.

А проект, кстати, красивый. С детской площадкой, беседкой и не разбитым, как сейчас, фонтаном…

Так, может, и не за каштановые кущи оппозиционные молодчики выступают?

Антицерковники: религия или привилегия?

Битва за Пролетарский сквер подняла на поверхность еще одну громкоголосую прослойку общества. В обычной жизни это люди тихие, незаметные, любят здороваться литературно:

— Доброго времени суток, Аполлинарий Захарович!

— Благодарствую, Владлена Степановна!

Разговоры у них преимущественно о насущном, земном: куда едете, что видели… В процессе могут увлечься и поностальгировать, что вот раньше было раньше, а теперь стало – теперь.

Но вот чего на дух не переносят, так это куполообразных сооружений с крестами. Песни эти заунывные, платочки бабушкины, а еще рядом вечно с протянутой рукой кто-нибудь да сидит. Где уж посреди этой толстовщины о судьбах Родины думать?

Храм Преображения Господня.
В 1917-м бежицкие рабочие еще были верующими. А храм Преображения Господня неподалеку от завода поражал своим величием.

Сами по себе антицерковники не буйные – перебежали на другую сторону от церкви, через левое плечо плюнули, туда же – кошку черную перебросили, и дальше пошли.

Но есть племя молодое, непуганое. В прошлом году в церковной лавке, которая в том самом Пролетарском сквере, окно выбили!

Все они – и молодые, и немолодые — пришли на публичные слушания по «религиозному слушанию» и сказали примерно так:

— Ну какой храм в ПРОЛЕТАРСКОМ сквере?

Ага, давайте еще Кафедральный собор с проспекта Ленина уберем…

Церковники: деревья посадим, территорию уберем 

Ну и последняя сторона, идейная в этом вопросе, люди церкви.

В том же 2017-м, когда разгорелся «зеленый бунт», брянские священники быстро сориентировались и высадили с прихожанами больше 20 молодых каштанов. Заранее извинились, так сказать!

Так самое интересное, что в Пролетарском сквере еще в 90-е заложили камень для будущего православного храма во имя царственных страстотерпцев — семьи последнего русского императора Николая II.

Домовой храм на улице Ульянова.
Сейчас церкви в центре Бежицы нет, а прихожане ютятся в домовом храме на улице Ульянова.

Храм не построили, документы потеряли, но святое дело не оставили — богослужения ведут в домовом храме. Находится он аккурат напротив заложенного 30 лет назад  камня.

То есть рано или поздно обитателей храма все равно планировали «переселить».

Все ж таки не очередной торговый центр – вместилище потребительского разврата… Ну что нам стоит храм построить, а?

Эх, нелегко даются вопросы вечности. Сесть бы и подумать где-нибудь в тенистом сквере да под звон колокольный…

Дизайн-проект Пролетарского сквера.
Дизайн-проект Пролетарского сквера архитектора Ольги Грозевой.

Олег ПУСТОЗВОН

Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 009 (120) за 6 марта 2020 года.

Поделиться: