Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Каждый солдат ждет своего часа

Корреспондент «Брянских известий» вместе с поисковиками отправился в карачевские леса, где в 1943 году начиналось освобождение нашего края от немецко-фашистских захватчиков.

Школьники из Свердловской области провели на поисках в Брянской области почти весь август..

Стоянка в заброшенной школе

Суббота, десять утра. Небольшой поселок Новгородский в Карачевском районе. В здании закрывшейся школы база детского поискового отряда «Возрождение». Большинство ребят – старшеклассники – уже ушли в лес на раскопки. Двое дежурных наводят порядок. Школьники приехали в наш регион на «Вахту памяти» из Свердловской области.

Меня встречает поисковик Андрей Нестеров из жуковского отряда «Витязь». Он помогает юным свердловским поисковикам. Их руководитель Галина Юркова – военнослужащая в отставке. Ребята давно дружат и всегда вместе отправляются в краеведческие экспедиции.

– В Екатеринбурге мы работаем с книгами памяти и архивными документами, – рассказывает Галина Юркова. – Узнаем, кто и где из наших земляков погиб и чьи останки мы можем найти. И потом отправляемся на место. Впервые мы вели раскопки на Брянщине в Почепском районе еще в 2003 году. И обнаружили там останки двух солдат и медсестру. Она, видимо, пыталась спасти раненых, но сама погибла во время обстрела. Теперь почти каждый год приезжаем к вам.

– Ну что, готовы? – спрашивает Андрей Нестеров.

Оказалось, не очень. Копать будем в глухом лесу. А я в тряпичных кедах.

– Вот обувка, – поисковик протягивает мне резиновые сапоги и кепку. Их «реквизировали» у школьников.

Короткая дорога

Раскопки екатеринбургские школьники и брянские поисковики ведут в лесу в местах боев, где в 1943 году 50-я армия теснила гитлеровцев, освобождая Брянщину. Добраться туда можно пешком – это около 6,5 километра. Или на стареньком вездеходе «ЛуАЗ» 70-летнего местного старожила и ветерана поискового движения Николая Кондрашова.

Путь хоть и недолгий, но по проселочным дорогам с огромными грязевыми лужами лучше ехать на машине.

«Луноход», как поисковики называют автомобиль Николая Ивановича, лихо пролетает огромную лужу и колею от самосвалов. 15 минут и мы на месте. Правда, от такой экстремальной поездки мне пришлось отдыхать минут 20. В пути укачало, а еще я пару раз головой о крышу ударилась.

– Во время войны здесь была деревня Малая Семеновка, теперь все заросло лесом, – говорят мои проводники. – Она опустела в 60-е годы, когда закрылся местный колхоз.

Андрей и Николай Иванович достают из машины лопаты, щупы и металлоискатели. С собой берем рюкзаки с водой и провизией. Отправляемся искать лесную стоянку школьников. Николай Иванович знает эти места как свои пять пальцев. Он идет впереди, мы с Андреем следом.

Николай Кондрашов – поисковик со стажем. Каждый год он отправляется на раскопки в места боев. 

Дремучий лес оживает

В лесу включаем металлоискатели. Раздается противный пищащий звук.

– Это осколок снаряда, – берет почти с поверхности земли ржавый кусок металла Андрей.

А металлоискатель не успокаивается. Вот из земли торчат гильзы, чуть подальше виднеется осколок шпоры от сапога советского солдата. Лес оживает: по найденным артефактам опытный поисковик легко восстанавливает картину боя.

– Вероятно, в этом месте стояла наша кавалерия, – говорит Андрей Нестеров. – Окопаться толком не успели, тут их немцы и «накрыли». Здесь мы находили шпоры с сапог красноармейцев и останки лошадей. Гильзы немецкие – значит, стреляли в наших. Много осколков от артиллерийских снарядов. А нашего «отстрела» не видно.

Идем дальше. Метрах в пятистах находим ленты от пулемета «Максим».

– А можно мне покопать? – спрашиваю у поисковиков. – Конечно, – отвечает Андрей. – Мы рады любой помощи.

Зря мне доверили лопату. В пылу согнула острие о корни деревьев на третьем подкопе. Но успела-таки достать осколок артснаряда, шпору, гильзу и патрон с ржавыми остатками пулеметной ленты.

Свердловский поисковик Рушан Шарапов выкопал ствол от винтовки Мосина. Находка тоже отправится в один из школьных музеев. 

Вернуть память

Подходим к временному лесному лагерю школьников. Они как раз обедают.

– Ребята приезжают к нам третий год подряд, – рассказывает Николай Иванович. – Я показываю им места, где шли бои. В прошлом году с их помощью обнаружили останки 22 бойцов. Школьники по закону не могут раскапывать бойцов. Зовут нас, взрослых поисковиков, на помощь.

После обеда старший поискового отряда 31-летний Тимур Шарапов снова отправляется на место, где недавно обнаружил погибшего красноармейца.

– Около одного из поваленных деревьев почти на поверхности земли я заметил солдатскую саперную лопатку, – рассказывает Тимур Шарапов. – Копнул немного глубже – ложка, потом показались останки человека. Но ноги бойца так и не нашли – вернусь туда, может, повезет. У него сохранились лейтенантские погоны. Надеемся, это наш земляк. А вообще, я считаю, каждый погибший солдат ждет своего часа быть найденным…

Неподалеку, метрах в десяти, поисковики обнаружили останки еще двух красноармейцев. Они лежали в двадцати сантиметрах под землей.

– Скорее всего, их убило одной миной, – говорит Андрей Нестеров. Найти останки солдата – половина дела. Важно еще выяснить его имя. А с этим часто бывают проблемы.

– В 1943 году красноармейцам уже не выдавали металлические солдатские медальоны, – рассказывает Николай Иванович. – У бойцов были только бумажные книжки. А они за 75 лет истлели. Поэтому большинство павших, найденных здесь, – безымянные.

Карачевская дворняжка Лайка – любимица поисковиков. Правда, нюх у нее только на еду.

Найти бойца – честь

Шесть часов вечера. Ребята собираются обратно в Новгородский. Они складывают в машину Николая Ивановича свои инструменты. Впереди еще как минимум полтора часа пути пешком. Меня, как гостя, вновь подвозят на «луноходе». В лагере готовятся к встрече школьников.

– Наши юные поисковики словно становятся участниками тех страшных событий, – рассказывает Галина Платоновна. – Они узнают о своих родственниках, которые воевали. Для них найти бойца – это честь. В конце каждой смены ребята участвуют в перезахоронении бойцов. А найденные гильзы и осколки от снарядов отправляют в уголки боевой славы школьных музеев.

…Солнце почти село. Ребята из отряда только возвращаются в базовый лагерь. Борщ уже на столе, на второе – тушеная картошка, на сладкое – компот с печеньем… Пора ужинать: завтра новый день и новые поиски. И они не прекратятся, пока не будет найден последний солдат…


Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 036 (045) за 12 сентября 2018 года.

Поделиться: