Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Пчелиный мор: правды не дождемся?

О массовой гибели пчел по всей стране заговорили еще месяц назад. Пока ученые ищут причины неведомого мора, а аграрии подсчитывают убытки, экологи бьют тревогу – налицо природная катастрофа. Но вот бедствие добралось и до Брянщины. В Почепском районе пасечники в одночасье лишились почти всех пчел. По мнению селян, трудяги-насекомые пострадали от пестицидов, которыми обработали местные поля. В ситуации разбирались «Брянские известия».

«ПЛАКАЛА НЕДЕЛЮ ПОСЛЕ УВИДЕННОГО…»

– Все случилось за одну ночь. С утра я вышла долить воды в поилки и увидела страшную картину. По всему двору лежали мертвые пчелы, их можно было горстями собирать… Я потом неделю плакала после увиденного.

Валентина Круглицкая из почепского села Баклань – учитель начальных классов. Вместе с мужем они разводят пчел уже 20 лет. Держат пасеку «для души»: угостить родных и друзей. На продажу идут только излишки, но в этом сезоне даже для себя меда не останется.

С инспекцией к почепским фермерам отправились активисты ОНФ. К ним обратились пчеловоды из сел Баклань, Титовка, Лапино, Пушкари, деревень Староселье, Кожемяки, Карповка, поселков Московского и Первомайского.

Всего поступило 18 заявлений от владельцев пасек. «Пчелиную эпидемию» здесь наблюдают с середины июня.

И у всех – одна и та же история.

– У меня погибло 13 из 15 пчелосемей, – возмущается Михаил Копылов, пчеловод с 30-летним стажем. – С подобным я сталкивался три года назад. Но тогда погибло всего три-пять процентов пчел.

– Мы держим пасеку пять лет, – рассказывает пчеловод из Брянска Светлана Конопелько. – Раньше пчелами занимался муж, но в этом году его не стало, и помогают зятья. Пчелы погибли в один момент – из 11 пчелосемей осталось семь. У соседей та же беда, и пчелы продолжают гибнуть.

НЕ ПРЕДУПРЕЖДЕН – НЕ ВООРУЖЕН

Владельцы пасек винят фермеров, которые не предупредили об использовании химикатов. Дескать, ближайшие поля рапса и горчицы покрыты вредной химией. Пустые коробки от препарата местные жители нашли неподалеку от посевов.

По закону предупредить об обработке полей сельхозпроизводители должны не позже, чем за два дня. Это можно сделать через местные СМИ или райадминистрацию. Тогда фермеры примут необходимые меры: установят защитные сетки либо временно перевезут пчел на другие медоносные поля.

Но пасечников не предупредили.

– Если бы хоть кто-то из местных знал об обработке, друг другу передали бы по «сарафанному радио», – говорит Светлана Конопелько. – Раньше тоже не предупреждали, но такого массового падежа не было. Значит, в полях применили какойто другой состав…

На собрании в Почепе с фермерами встретился руководитель агрогородка, который обрабатывал поля. Использование химиката он не отрицал, говорят селяне, но и вины за собой не признал.

А БЫЛ ЛИ ЯД?

Пострадавшие пчеловоды забили во все колокола: полиция, прокуратура, местная администрация…

Начались игры в «перенаправлялки». Оперативники собрали соты с медом и погибших пчел – всего 18 проб. И отправили все «вещдоки» в Россельхознадзор.

Но там ничем помочь не смогли.

– Препарат, о котором говорят пчеловоды, по регламенту нельзя использовать на рапсе, – подчеркнули в Россельхознадзоре по Брянской и Смоленской областям. – Но выйти с проверкой мы не можем. С 2011 года у Россельхознадзора забрали полномочия по безопасному обращению с пестицидами и агрохимикатами и так до сих пор никому не передали.

Из Россельхознадзора пробы перекочевали в управление ветеринарии. Но здесь уже нечего было проверять…

– За 30 дней препарат, если и был, успел разложиться, – рассказала главный консультант отдела обеспечения здоровья животных управления ветеринарии Брянской области Оксана Воронкова. – Поэтому установить токсическое отравление нельзя. Болезнь пчел мы исключаем, поскольку не обнаружили возбудителя или «клиники».

К делу подключилась прокуратура. На местных сельхозпредприятиях пройдет проверка. Если хоть какая-то бумажка подтвердит использование опасного химиката, то следующий шаг – суд. Виновному аграрию светит штраф в 120 тысяч рублей или до двух лет лишения свободы. Также он должен полностью возместить ущерб.

ВЕТРЯНЫЕ МЕЛЬНИЦЫ ГОСКОНТРОЛЯ

А что с ущербом? Почепские пчеловоды потеряли 80–90 процентов обитателей ульев.

На днях завели первое в России уголовное дело по факту массовой гибели пчел в соседней Орловской области.

В середине июня на одной из местных пасек погибло больше трехсот пчелиных семей. По предварительной версии, виной всему пестициды, которыми местные аграрии обрабатывали посевы пшеницы.

По словам специалистов, пестициды становятся все более совершенными, а вот контроля за ними нет. Причем начался пчелиный катаклизм не вчера.

Впервые ученые заговорили об этой проблеме в 2006-м. По статистике, тогда во всем мире пчелиные семейства сократились вдвое.

В начале лета пчелиный мор зафиксировали в десятке регионов Центральной России, Башкирии, Республике Марий Эл, Татарстане, Удмуртии, на Алтае…

Сложностей добавляет то, что многие брянские пчеловоды не зарегистрировали хозяйства. Как тогда доказать на суде, что «несуществующую» пасеку нужно было предупредить о распылении химикатов?


КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Заместитель начальника отдела земельного надзора Управления Россельхознадзора по Брянской и Смоленской областям Светлана БИРЮЧКОВА:

– Из-за того, что у Россельхознадзора нет полномочий для контроля за пестицидами, повсеместно нарушаются регламенты их применения. А чтобы их соблюдать, в самих хозяйствах должны быть специалисты по защите растений. Они должны проводить необходимые исследования, следить за тем, какие препараты применяются на определенных культурах и в какой срок.


Ольга УМАРОВА

Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 029 (089) за 26 июля 2019 года.

Поделиться: