Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Без идеологии, без героев: в Брянске могут сдать в металлолом памятник Дыбенко

У каждого времени свои герои. Они уходят, а памятники им остаются. Первый народный комиссар по морским делам, один из создателей рабоче- крестьянской Красной Армии Павел Дыбенко родился в Новозыбкове. В третьем по величине городе Брянской области ему установлен ростовой памятник на берегу озера Карна. А вот где находится памятник Дыбенко в Брянске, знают немногие горожане. Его передали в советское время в дар морской школе ДОСААФ трудящиеся из Новозыбкова.

Дали добро

Здание морской школы на улице Комарова стоит заброшенным с 90‑х годов. Его территория огорожена. В будний день ворота открыты, внутри — ​учебный автодром, машины автошколы. Перед входом в здание целый мемориальный комплекс — ​две торпеды, глубоководная мина и памятник Павлу Ефимовичу Дыбенко.
15 декабря к зданию морской школы приехала «ГАЗель» с баллонами и горелками. И началась работа. В первую очередь решили «распилить» торпеду.

Торпеды перед зданием две.

На шум из здания выбежали сотрудники. На ближайших выходных здесь должен был пройти финал всероссийского турнира «Первый отряд». В тактических играх соревнуются ребята от 15 до 17 лет.

— Что случилось? Что вы делаете? — ​спрашивают у рабочих.

— Руководство дало добро, — ​отвечают сварщики.

Звонок руководству. Никто ничего не поручал. Вызвали полицию. Приехало «руководство», даже два. Но мирно договориться у них так и не получилось.

Вместе или порознь?

Здание школы в 2019 году передали брянскому отделению «Юнармии». Решение приняли в Центральном Совете ДОСААФ в Москве. Но жить дружно у двух организаций не получилось. Хоть ДОСААФ является одним из учредителей «Юнармии». И одной цели служат — ​должны друг другу помогать. Но вставляют только обоюдные палки в колеса.

В ДОСААФ мечтали отремонтировать здание и использовать его вместе с юнармейцами. Для последующего капитального ремонта и благоустройства территории и затеяли сдать экспонаты на металлолом. Мол, они опасны и вовсе не нужны. В управление по охране и сохранению культурного наследия Брянской области направили запрос: не входит ли памятник Дыбенко в реестр культурного наследия? С ответом очень торопили и не хотели слышать о 30‑дневном сроке рассмотрения обращений.

Здание морской школы остается полузаброшенным.

О памятнике Дыбенко не слышали не только многие жители города, но и чиновники. Ни в один реестр, ни региональный, ни муниципальный, он не попал. Поэтому и под действие закона, который регламентирует обращение с объектами культурного наследия, он не попадает.

ДОСААФ внутренним документом от 6 декабря решает, что никакой культурной ценности ни торпеды, ни мина, ни памятник не представляют. А на вырученные деньги после сдачи их в металлолом можно приобрести учебный легковой автомобиль   — ​дело более выгодное и реальное, чем расстрелянный, а после реабилитированный революционер. Дело было давно.

Продать имущество

Конфликты двух организаций связаны с финансами. Кто должен платить за коммунальные услуги, налоги, кто может сдавать помещения в аренду, какие работы можно проводить в здании.

—  Я считаю, что в здании морской школы находиться просто не безопасно, тем более подросткам, —  ​сказал замруководителя брянского ДОСААФ Андрей Князев.   — ​При последнем нашем посещении здания в октябре здесь была открытая проводка, незаконная перепланировка, обогреватели открытого типа. Юнармейцы потом перестали пускать нас внутрь. Это незаконно. Центральным Советом ДОСААФ принято решение, чтобы расторгнуть договор пользования зданием. Суд по этому поводу состоится 11 января.

Но от идеи сдать экспонаты на металлолом в ДОСААФ не отказываются. Юнармейцы предлагают отдать экспонаты им. Торпеды и мину, да и памятник Дыбенко, можно разместить на территории парка «Патриот» в Радице- Крыловке.

В 2019 года здание школы передали в пользование «Юнармии».

—  С нашей организацией можно договорится в рамках правового поля, — ​говорит Андрей Анатольевич.

Памятник не нужен?

Судьба экспонатов и их культурная ценность остаются под вопросом. Но из-за распрей они могут быть уничтожены.

—  На следующий год мы наметили привести в порядок мемориал, — ​рассказывает и.о. руководителя брянской «Юнармии» Павел Ершов. —  ​Металлические предметы покрыты несколькими слоями краски. Мы хотели их зачистить, покрасить новым слоем. А также установить таблички. Где использовались торпеды, мина, в каком году они были произведены. Наподобие тому, как это сделано на Партизанской поляне. Это же интересно. А тут такая новость   — ​сдать на металлолом.

На место после инцидента выезжал участковый. У ДОСААФ есть все документы, они собственники памятника, поэтому по закону вольны делать с ним, что захотят.
Пока юнармейцы пообещали памятник охранять. Вокруг дежурит казачья дружина.
Получается, самый надежный «хранитель»   — ​это государство.

—  В управление необходимо написать заявление с просьбой включить памятник в перечень объектов, обладающих исторической или культурной ценностью, — ​рассказывает начальник отдела охраны объектов культурного наследия регионального и местного (муниципального) значения управления по охране и сохранению культурного наследия Брянской области Ирина Кочетова. —  ​В нем нужно привести обоснования, почему памятник представляет ценность. Это заявление может подать как физическое, так и юридическое лицо. После этого объект могут включить в список вновь выявленных объектов культурного наследия. А занести ли его в реестр, решают эксперты с лицензией Министерства культуры. Эта процедура длится не меньше года.

Памятник Павлу Дыбенко несколько раз перекрашивали.

Но если памятник будет зачислен во вновь выявленные культурные объекты, на него уже накладываются ограничения. Распилить его на металлолом или продать уже не получится. Соответствующую информацию посылают собственникам и в Росреестр. Озадачились, что делать с памятником, и в областном департаменте культуры.

Марина АНТОНОВА.


Материал опубликован в газете «Брянские известия» №050 (212) от 24 декабря 2021 года.

Поделиться: