Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Наш человек

12 июля известному брянскому поэту и композитору Юрию Формину исполнилось бы 65 лет

Недосягаемая фигура

Про Юру Формина я услышал впервые в далеком 1972-м, когда переехал в Брянск и пошел учиться в среднюю школу №1. Это было время, когда мы носили самодельные значки с плохонькими фотографиями «битлов» и вырезали ругательные статьи про «растленную западную музыку» из всевозможных «крокодилов» и «ровесников». Тогда это был единственный источник информации.

Формин окончил нашу школу четырьмя годами ранее, и имя его произносилось с придыханием и закатыванием глаз. Он был фигурой недосягаемой, почти такой же, как ливерпульцы. Он был музыкантом…

Сам Юра в то время учился в БИТМе, где создал группу под названием «Просто так». Ребята именовали ее на английский лад «SimplySo». Хотя, конечно, перевод был доморощенным. Собрались очень неплохие музыканты, кстати, участвовал в ансамбле и Григорий Гладков, впоследствии автор знаменитой «Пластилиновой вороны». Играли песни «битлов», «снимали один в один», как тогда было принято говорить. Гремели на всю Бежицу…

Сам Юра вспоминал, что музыку любил с детства, наслушавшись от матери грустных, тягучих народных песен. Потом родители купили простенькую дешевую гитару за 6,5 рубля, освоил пару-тройку аккордов – и этого было достаточно для того, чтобы покорить дворовую ребятню. Ну а потом, как это случилось со многими, Юра услышал «TheBeatles», и мир перевернулся…

Создал лучшую песню о Брянске

Я помню день, когда впервые увидел его. Мы с приятелем зашли в актовый зал нашего пединститута, в это время там шла репетиция. Формин пытался научить какойто «девчачий» ансамбль простенькому музыкальному «квадрату». Дело не ладилось. Девушки смотрели на учителя с обожанием, но дальше первых двух нот никак не шло. В какой-то момент Юра не выдержал, схватил гитару и выдал классический «блэкморовский» рифф, легко, на одном дыхании. «Наш человек», – сразу решил я.

А Формин к тому времени уже окончил БИТМ и Брянское музыкальное училище. И даже был принят в секцию композиторов-любителей Брянской области. Причем без обязательного в таких случаях кандидатского стажа, по рекомендации члена Союза композиторов СССР Валерия Калистратова.

Его потрясающей работоспособности можно было только позавидовать. Уже в 1984 году его песня «Мой край» была рекомендована к обязательному исполнению на областном конкурсе «Хрустальная лира», как лучшая композиция о Брянске в жанре популярной музыки…

А еще Юра был дирижером эстрадного оркестра, участвовал во Всесоюзном конкурсе композиторов под эгидой Министерства культуры, вместе с ансамблем «Стожары» объездил города и веси нашей страны и зарубежья.

Он работал в ансамбле «Родники», инициировал проведение конкурсов чтецов, фольклорных ансамблей и бардовской песни. Писал музыку к спектаклям брянских театров и циклы песен на стихи Бунина, Есенина, Тютчева, Рубцова, Бернса. Выпустил несколько сборников музыки и песен и поэтический сборник «Экслибрис осени»…

Чутье на музыку

Я наблюдал, как Юра записывал песни к мюзиклу «Чиполлино», который он сочинил специально для Брянского ТЮЗа. Буквально вымотал всех актеров, заставлял переписывать раз за разом. Его все время что-то не устраивало, он был перфекционистом по натуре. Спектакль в итоге получился на славу. Очень жалко, что не сохранилось записей…

Формин был принят в Союз театральных деятелей, а чуть позже – в Союз композиторов России…

Мы часто пересекались на разных праздниках. Много разговаривали, в основном, о музыке. У него было прекрасное чутье на настоящую музыку, он определял ее с первых же аккордов и сразу «делал стойку».

И еще. Те, кому довелось с ним общаться, отмечают у него потрясающее чувство юмора. Ирония, как и самоирония, были неотъемлемой частью его характера. Юмор у него был особый, «фирменный», порой создавалось впечатление, что Юра никогда ни о чем не говорит всерьез. С ним было легко.

В радости и горе

А потом он встретил Марину. Встретил, как водится, случайно, после очередного СТЭМовского фестиваля «Шумный балаган», где был членом жюри. Увидел красивую студентку и… поплыл.

Родители Марины были сначала против их встреч, но со временем Юра стал для них абсолютно своим человеком. Через пару лет Юра и Марина поженились, родился сын Егор.

А потом – страшное известие. Врачи поставили Юре диагноз: онкология. И срок определили – два месяца. Он прожил год…

Марина оставила работу, чтобы все время проводить с мужем. Мало того, именно она настояла на том, что они должны обвенчаться. Венчание состоялось 19 июня.

– Каким он был? – вспоминает Марина Формина. – Только представьте себе: прошло уже шесть лет, а я до сих пор не могу говорить о нем в прошедшем времени. И для меня, и для Егора это был человек, с которым никогда не было скучно. Человек-праздник. Что бы мы с сыном ни делали сегодня, мы всегда мысленно советуемся с Юрой. Мне кажется, он приглядывает за нами. Это был абсолютно штучный человек…

11 января 2012 года Юры не стало.

Он очень хотел успеть закончить книгу воспоминаний «Музыка – жизнь моя».

Не успел.

12 июля ему исполнилось бы 65 лет.


Алексей Хотяновский

Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 027 (036) за 11 июля 2018 года.

Поделиться: