Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Кто виновен в страшной автоаварии на остановке «Сельмаш»

В понедельник, 15 июля, суд огласил приговор виновнику смертельной автоаварии, которая случилась пять лет назад на проспекте Московском. Уголовное дело рассматривали в Фокинском районном суде. На скамье подсудимых на этот раз был Сергей Дзюбо, который раньше проходил по делу как свидетель.

ГОНКА, СТОИВШАЯ ЖИЗНЕЙ

Страшная автоавария случилась 9 июня 2014 года. Ближе к полуночи автомобиль «Инфинити» промчался по проспекту Московскому. В материалах дела фигурирует цифра – 128 километров в час. Не остановился водитель и на красный сигнал светофора на перекрестке с улицей Менжинского. В это же время налево на зеленый свет поворачивал «Додж».

Машины столкнулись. «Инфинити» вынесло на встречную полосу. Иномарка пролетела через разделительный газон и врезалась в остановку «Завод «Сельмаш». На остановке в тот момент находилось четверо человек.

15-летняя девушка и 25-летний молодой человек от полученных травм погибли на месте. Еще двое парней получили травмы. У одного из пострадавших ранения оказались серьезными – они повлекли тяжкий вред здоровью.

СВИДЕТЕЛЬ ИЛИ ОБВИНЯЕМЫЙ?

В момент ДТП в «Инфинити» ехали двое –32-летняя Олеся Сивакова и 28-летний Сергей Дзюбо. Сразу после аварии мужчина утверждал, что он сидел за рулем иномарки. Но через полгода изменил показания. Сказал, что соврал, потому что любил Олесю Сивакову и хотел выгородить ее. После этого Дзюбо перешел из разряда подозреваемых в свидетели. А на Олесю Сивакову завели уголовное дело. И в ноябре 2015-го ее признали виновной по уголовному делу.

Ровно через год приговор Олесе Сиваковой отменили в Брянском областном суде. В итоге в уголовном деле не осталось подозреваемых. Следователям пришлось начинать все сначала.

– Следствию пришлось провести дополнительную комплексную экспертизу в ноябре прошлого года, – рассказал государственный обвинитель по делу Сергея Дзюбо заместитель прокурора Фокинского района Брянска Василий Нестеров. – Для этого не брали новые образцы крови и слюны, оставшиеся в машине. Биологические следы и Дзюбо, и Сиваковой: кровь, волосы, слюна находились как на водительском, так и на пассажирском сиденьях. Эксперты собрали воедино данные со всех ранее проведенных экспертиз: судебно-медицинской, медико-криминалистической и автотехнической. Специалисты смоделировали момент аварии: посадили в машину манекены, чтобы понять, какие травмы могли получить водитель и пассажир.

В результате в суде представили доказательства того, что именно Сергей Дзюбо был за рулем. Весной дело направили в суд.

НЕОПРОВЕРЖИМЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА?

Олеся Сивакова рассказывала следователям, что в тот роковой вечер она с Дзюбо сидела в кафе. Выпила спиртного, именно поэтому сел за руль ее молодой человек. Кстати, по результатам экспертизы после аварии и водитель, и пассажир «Инфинити» были трезвыми.

В деле фигурирует запись камеры видеонаблюдения, которая установлена на магазине в районе школы №2. На записи видно, как за 13 минут до аварии в машину садятся Сивакова и Дзюбо: она – на пассажирское сиденье, он – на водительское. Но до весны 2016 года видеозапись не могла считаться доказательством в суде. Закон не позволял.

– В рамках уголовного дела эта видеозапись проходила в качестве доказательства со стороны обвинения, – рассказал Василий Нестеров. – Дзюбо на суде утверждал, что они с Сиваковой до того, как поехать на проспект Московский, заехали к его родителям на улицу Фрунзе в Супоневе. Мать обвиняемого свидетельствовала на суде в защиту сына: он забежал, забрал какие-то деньги, ключи и выскочил на улицу. По словам Сергея Дзюбо, именно тогда они поменялись местами с Олесей Сиваковой.

Эксперты сопоставили данные звонков, которые делала Олеся Сивакова со своего телефона в тот вечер. И судя по ним, в районе половины одиннадцатого ее звонок прошел в зоне покрытия вышки около Черного моста у улицы Калинина, но никак не села Супонево.

– Это значит, что они не заезжали в тот момент в Супонево, – сказал прокурор.

КТО ВРЕТ?

Очевидно, что кто-то из участников аварии лгал. Чтобы выяснить это, следователям понадобилось несколько месяцев.

На двух судах – и против Олеси Сиваковой, и против Сергея Дзюбо – присутствовали два засекреченных свидетеля. Во время первого процесса над Сиваковой они выступали на стороне обвинения, так как утверждали, что за рулем находилась Олеся Сивакова. Не изменили они своих показаний и на этот раз. Поэтому выступали на стороне защиты.

– Действительно ли они видели, кто сидел за рулем в тот вечер, невозможно сказать определенно, – говорит прокурор. – Свидетели воспользовались правом засекретить свои личности, чтобы избежать возможных преследований.

НЕ ПРИЗНАЛ ВИНУ

Дзюбо свою вину на суде так и не признал. Хотя это могло бы пойти ему на пользу: судья мог посчитать раскаяние смягчающим обстоятельством.

– На суде Сергея Дзюбо держался достойно, если можно так сказать, – рассказывает Василий Нестеров. – Он был сдержан, неэмоционален, никому не хамил, не позволял себе грубостей. Перед потерпевшими он так и не извинился.

Адвокаты Сергея Дзюбо планируют обжаловать приговор.

– Апелляционная жалоба пока не написана, – говорит прокурор. – И вердикт – шесть лет колонии-поселения для Сергея Дзюбо еще не вступил в законную силу.


Марина Антонова

Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 028 (088) за 19 июля 2019 года.

Поделиться: