Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Мама, понимаешь, так надо…

9 декабря отметили День Героев Отечества. Немало жителей Брянщины отдали свои жизни, защищая нашу страну. Одним из таких стал уроженец поселка Пальцо, что в Брянском районе, капитан Федор Журавлев. Ему было всего 27 лет, когда он погиб в Сирии. Недавно на его малой родине установили памятник воинам, погибшим при выполнении боевых задач.

«Золотые руки»

«Федюша», как ласково называли его родители, был третьим ребенком в семье. У Людмилы и Владимира Журавлевых уже были сын Саша и дочка Оля.

– Федя был очень шустрым, эта черта досталась ему от меня, – улыбается мама героя Людмила Журавлева. – Он был очень компанейским, в нашем поселке дружил едва ли не с каждым. Позже, когда ребята выросли, часто видеться не получалось. Но с лучшим другом Володей Федя общался до последнего.

У Федора были, как говорится,«золотые руки».

– Он с годика играл с молотком, пилочками, – рассказывает Людмила Федоровна. – У него были маленькие доски. Конечно, окружающие меня ругали, что я позволяю сыну играть с инструментами. Но Федя никогда не ударил себя молотком по пальцу. А когда подрос, во всем помогал старшим по дому.

Если Федор видел, что отец чинит забор или возится в сарае, минуты не проходило, как он был уже рядом.

– Играл он как-то с мальчишками на улице, а я приехала с покупкой – новой тумбочкой, – говорит Людмила Журавлева. – Поставила ее в комнате, сама ушла кормить домашних животных. Возвращаюсь, а тумбочка-то уже собрана! В военном училище, где учился Федор, его командир все время показывал нам, что смастерил сын. И мы им очень гордились… А Федя отшучивался, мол, зачем показал, что умеет мастерить? Все курсанты по ночам спят, а он тумбочки делает. Сослуживцы всегда говорили: «Нужна иголка, нитка, пуговица – спроси у Феди».

Из-за службы Федор был редким гостем на семейных торжествах. Людмила и Владимир Журавлевы благодарят всех жителей Пальцо за заботу и внимание.

Мечтал служить с детства

Кумиром для Федора был его старший брат Александр.

– Саша учился в военном училище в Рязани, и, когда мы приезжали к нему в гости, он постоянно водил младшего по местным музеям, рассказывал об оружии, – говорит отец Владимир Журавлев. – Тогда-то военное дело и запало Феде в душу. Он прыгал от радости, когда Саша однажды привез ему в подарок форму: тельняшку, камуфляжные штаны, берцы…

Старший брат тренировал Федора: вместе они взбирались по веревке на стены, учились вязать узлы, проходили полосу препятствий…

– Знакомые интересовались: как ты думаешь, кем у тебя вырастут сыновья? – рассказывает Людмила даже предположить не могла, что у меня будут в семье военные. Я предлагала сыну выбрать профессию строителя, юриста, кого угодно. Но он твердо ответил: «Мам, я никем себя не вижу, кроме как военным».

Учиться Федор пошел в то же училище, что и старший брат, в Рязанское высшее воздушно-десантное. Александр делился с младшим братом рефератами, конспектами. Училище Федор окончил с красным дипломом.

– После учебы Федор поступал в спецназ, по стопам старшего брата, – добавляет Владимир Иванович. – Но не прошел отбор и попал в тульскую десантную дивизию в разведроту. Там он командовал взводом. Но не оставлял попытки пробиться в спецназ ГРУ Генерального штаба. И через год ему удалось.

Федор Журавлев с детства мечтал служить…

«Я уезжаю в горы…»

Во время службы в Вооруженных силах Федор редко виделся с родными.

– Когда удавалось получить отпуск, он проводил с нами месяц летом и неделю зимой, – вспоминает Людмила Федоровна. – В любой момент его могли вызвать в командировку, и за 45 минут он должен был собраться.

Роковая командировка в Сирию для Федора была уже второй. Родителям о поездках он ничего не говорил, отвечал просто: «Я уезжаю в горы».

– Хотя, мы догадывались, куда сын отправляется, – говорит Владимир Иванович. – Связи у нас не было. Из части звонили только его жене, Юле. Говорили коротко: «С вашим мужем все в порядке. Жив».

К последней командировке сына родители Федора Журавлева отнеслись спокойно.

– Когда он впервые уезжал, плакала три месяца, – со слезами на глазах рассказывает Людмила Федоровна. – Федя не говорил нам, куда едет. Позже мы узнали, что он летал в Сирию. В день его смерти я стояла в очереди в магазине. Вдруг у меня сильно кольнуло в груди. Боль не проходила несколько часов. На следующий день, когда я с внуком гуляла в лесу, позвонил старший сын, попросил вернуться домой. А там меня уже ждали родные, люди в белых халатах. Саша сказал: «Мама, Федю убили». В глазах потемнело, и я больше ничего не помню…

…Федор Журавлев погиб 9 ноября 2015 года. Он координировал удары российской авиации по террористам, пытавшимся прорваться в Пальмиру. Родители долго не могли поверить в смерть сына.

– Несколько месяцев мне казалось, что Федя жив, – продолжает Людмила Федоровна. – Вот-вот приедет домой, постучит в окно. После трагедии Федя мне приснился один раз. Он улыбнулся и сказал: «Мама, понимаешь, так надо»…

Федор Журавлев посмертно награжден орденом Кутузова.

Материал опубликован в газете «Брянские известия»  № 007 (007) за 13 декабря 2017 года

Поделиться: