Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Жена офицера – надежда и вера

Жизнь семей военных: сегодня здесь – завтра там. Не каждому под силу сохранить в таких обстоятельствах тепло в отношениях.

Жительница Брянска Тамара Шапошникова – пример настоящей женской самоотверженности. За 63 года жизни с мужем-офицером они сменили 14 адресов, вместе пережили переезды, лишения и трагедии.

Накануне 85-летнего юбилея корреспондент «Брянских известий» встретилась с Тамарой Ивановной.

ЧТЕНИЕ ПО ВЕЧЕРАМ И «ДОМ СТОНА»

Тамара Журавлева родилась в 1934 году в маленьком сибирском городке Усолье-Сибирское. О своем детстве Тамара Ивановна вспоминает с особым теплом. Когда по вечерам все собирались дома, старшая сестра Люба читала вслух – школьные учебники или классическую литературу, а Тома с мамой Марией Федоровной вязала и шила…

Великая Отечественная война не обошла и дом Журавлевых. Отца, Ивана Даниловича, сразу отправили на фронт. Мама устроилась медсестрой в госпиталь, наскоро переделанный из курортной лечебницы.

Помогать маме пошли и дочки. Томе тогда было всего семь, сестре Любе – одиннадцать. Девочки вместе с мамой ходили на дежурства, ухаживали за ранеными…

В госпитале, или, как его называли, «Доме стона», прошло почти все детство Тамары.

– Мы тихонечко сидели в палате, – вспоминает Тамара Ивановна. – А если больные что-то просили – бежали к дежурному врачу. Оставлять нас с сестрой одних было небезопасно после того, как однажды на улице у меня прямо из рук вырвали карточки на хлеб.

Мама навсегда осталась для Тамары Ивановны примером искреннего служения людям. Она помогала беженцам и эвакуированным, собирала для них одежду, устроилась еще и на швейную фабрику. Дочки и тут пришли ей на помощь.

– У нас единственных со всего двора был велосипед, – рассказывает Тамара Ивановна. – Мы привязывали к нему коляску, приезжали на швейную фабрику. Там нам давали, к примеру, 20 гимнастерок и 20 пар брюк, и мы должны были обметать внутренние швы и пришить пуговицы. И все наши одноклассники поступали так же. Денег за работу мы, конечно, не брали.

«ВОТ НА ЭТОЙ ДЕВОЧКЕ Я БЫ ЖЕНИЛСЯ»

1945-й. Война закончилась, папа Иван Данилович – какое счастье! – вернулся домой. Жизнь потихоньку возвращалась на круги своя.

Повзрослевшую отличницу и активистку Тамару Журавлеву приглашали вести все школьные торжества, а за успехи в учебе наградили путевкой в «Артек» – небывалое по тем временам везение.

Тамара поступила на химфак иркутского университета. Когда девушка училась на первом курсе, в день свадьбы старшей сестры случилось страшное – умерла мама. Ей было всего 41. После этого Тома с головой ушла в учебу. Переехала к сестре и ее мужу в общежитие.

– Мы жили там полтора года, – вспоминает Тамара Шапошникова. – Я была под очень строгим присмотром. Если ко мне приходили подружки и звали на танцы, то сперва они спрашивали разрешения у мужа сестры.

В центре культурной жизни Иркутска – Доме офицеров – Тома ни разу не бывала. Но как-то раз подружка Мила с географического факультета уговорила ее туда сходить за компанию.

Девушки вошли в здание, начали подниматься по лестнице… И вдруг внезапная фраза: «Вот на этой девочке я бы женился». На Тамару пристально смотрел 31-летний молодой офицер с непослушной копной темных волос. Он стоял рядом со своим приятелем и не мог оторвать глаз от хрупкой незнакомки в бордовом платье. Молодой человек сразу пошел знакомиться.

– Разрешите представиться, Борис Шапошников! – выпалил офицер.

– Тамара, – смущенно ответила девушка. Весь вечер молодые люди танцевали вместе.

ПРЕДЛОЖИЛ СЫГРАТЬ СВАДЬБУ ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ

Борис Шапошников – участник Сталинградской битвы. После войны служил в Польше, потом окончил военную академию и получил назначение в Забайкальский военный округ. Парень сложной судьбы – в семье воспитывали пятерых своих детей и одного приемного – дочку родственников. Прошел всю войну, помогал восстанавливать разрушенный бомбежками дом и поднимать братьев-сестер…

И романтический напор у него был боевой. Уже через неделю после знакомства Борис сделал предложение руки и сердца. Но Тамара поначалу стойко держала «оборону».

– Конечно, у меня были ухажеры, один мальчик каждый год делал предложение, – улыбается Тамара Ивановна. – Но я ни к кому не испытывала симпатии. Вдобавок ко всему – пятый курс, дипломная работа… А Боря мне запал в душу. К тому же он так всех очаровал, что мои родные уговорили меня сказать «да». И я сдалась…

Когда позади остался последний выпускной экзамен, молодые расписались. Шел 1956 год.

40 ЛЕТ НА ЧЕМОДАНАХ

О том, что семейная жизнь с военным человеком отличается от привычного уклада, Тамара предполагала. И все же ко многому пришлось привыкать.

Бесконечные переезды и гарнизоны. Супруги сменили 14 адресов, 13 из которых были казенными или съемными. Монголия, Германия, Мозамбик, Молдавия…

– Мы очень долго жили в квартирах с несколькими семьями, – говорит Тамара Ивановна. – Соседи попадались самые разные.

Каждый раз на новом месте Тамара находила работу, даже когда появился сын Алеша – синеглазый кудрявый ангел. Работала химиком-аналитиком, учителем, завучем в школе, инженером… Затем трудилась в отделе по охране окружающей среды в Госплане, одной из первых начала заниматься вопросами защиты окружающей среды в СССР.

И везде, даже в самых сложных условиях, эта миниатюрная улыбчивая женщина умела создавать из временного пристанища дом – с пирогами и настоящим уютом. Если не было времени на готовку – в холодильнике всегда дожидался запас слепленных вручную сибирских пельменей. Главное правило, которое Тамара Шапошникова пронесла через всю жизнь: дома не должно быть голода.

Во многом благодаря заботе верной спутницы Борис Васильевич дослужился до полковника. О любви всей своей жизни он говорит так:

– Тамара – особенная женщина. Она относится к категории офицерских жен. В армии я прослужил 40 лет, за это время мы объехали полмира. И моя Тамара всегда была рядом, ни один день не сидела без дела и всегда меня поддерживала.

БРЯНЩИНА СТАЛА РОДНОЙ

В 70-е годы Шапошниковы перебрались в Молдавию – вновь служебный перевод. Думали, что эта остановка станет последней. Там их сын окончил Кишиневский университет, женился, на свет появилась внучка Злата…

Но в 90-е вместе с развалом Союза жизнь русских в Молдавии становилась все сложнее. Притеснения, откровенные издевательства, многих лишали работы и прав…

Казалось бы, столько всего вместе вынесли – уже ничего не страшно! Но в семью Шапошниковых внезапно пришло горе: убили сына Алексея. Ему было всего 37 лет.

Это стало поворотным моментом. Оставаться в чужой стране больше не было смысла. Чтобы получить гражданство и жилье в родной России, супруги ждали не один месяц. И выезд им все-таки разрешили.

…Уже почти 20 лет Борис Васильевич и Тамара Ивановна Шапошниковы живут в Брянске. Три года назад эта замечательная семья отметила бриллиантовую свадьбу. На вопрос о том, как удалось пронести любовь через десятилетия семейной жизни, Тамара Ивановна отвечает просто: не ссориться.

– Мы никогда не ругаемся с Борисом Васильевичем, – улыбается Тамара Ивановна. – Поймите, даже 63 года – это же на самом деле очень мало. Разве стоит их тратить на пустяки?..


Ольга Умарова

Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 013 (073) за 5 апреля 2019 года.

Поделиться: