Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Найти насильника по шапке, а вора – по окурку

С каждым годом преступления становятся все более изощренными. Злоумышленники «учатся», используя новые методы обмана, и ловко заметают следы. Суть дела могут прояснить свидетели. Но если их не было? В таком случае главными «информаторами» становятся улики.

Корреспондент «Брянских известий» в рамках акции областного УМВД «Студенческий десант» отправилась в экспертно — криминалистический центр брянской полиции, чтобы узнать, как раскрывают запутанные преступления.

«ПОРТРЕТ» ОРУЖИЯ ПО ОБРАЗЦУ

Экспертно-криминалистический центр находится в Советском районе Брянска у областной ГИБДД. Именно здесь в неприметном четырехэтажном здании разместились современные лаборатории. С помощью экспертиз, которые в них проводят, удается найти самых ловких преступников.

– Здесь у нас работают больше двух десятков специалистов, и все они при необходимости могут заменить друг друга, – встречает нас заместитель начальника ЭКЦ УМВД России по Брянской области Георгий Новиков. – В последнее время стараемся каждого сотрудника прикрепить к какому-то одному виду экспертиз. Так они нарабатывают опыт и повышают свой профессиональный уровень.

Первым делом идем в баллистическую лабораторию, где исследуют оружие. Но на удивление здесь нет склада пистолетов и мишеней. Два обычных стола с учебниками и техническими приборами.

– И это все ваше оборудование? – удивляюсь я.

– В баллистике важны расчеты, – улыбается Георгий Алексеевич. – Поэтому наши эксперты – в первую очередь математики. Здесь мы все измеряем. Есть и лаборатория, где проводим экспериментальный отстрел. Мы пользуемся ею в самых сложных случаях, чтобы выяснить, какое оружие оставляет определенный след. В лаборатории мы работаем не только с огнестрельным, но и с холодным оружием.

– А кухонный нож к нему относится? – спрашиваю у полицейского.

– Холодным оружием можно назвать не любой клинок, – говорит Георгий Новиков. – Если нож без острия, тупой, твердостью меньше 25 единиц по шкале Роксвелла, а также тот, у которого длина лезвия меньше девяти сантиметров, а толщина – больше шести миллиметров, холодным оружием не считается. Поэтому обычный кухонный нож можно использовать у себя дома. А вот если клинок попадает под эти критерии, то нужно получать лицензию на его хранение. Иначе грозит штраф.

– Как определить, какой след оставил нож?

– Клинки делят на группы: военные, гражданские, охотничьи и так далее, все они описаны в учебниках, – поясняет Георгий Новиков. – Каждый вид имеет свои параметры. По образцам мы сравниваем следы с характеристиками, прописанными в пособиях, и получаем примерный «портрет» орудия преступления.

ПРОВЕРИТЬ КУПЮРУ С ПОМОЩЬЮ ИГОЛКИ

За следующей дверью – экономическая лаборатория. Меня встречает криминалист Максим Лысенков.

– Здесь мы исследуем поддельные деньги и документы, – говорит полицейский и протягивает мне пятитысячную купюру. – Вот скажите, настоящая банкнота или нет? На первый взгляд вроде не подделка. На ощупь такая же шершавая, как и все остальные деньги. Вот надпись «Хабаровск». Защитная нить на месте. Серия и номер банкноты тоже увеличиваются слева направо. Правда, цвета слишком яркие…

– Кажется, не настоящая, – возвращаю банкноту эксперту. – Серия и номер уж слишком бросаются в глаза.

– Верно подметили, – говорит Максим Лысенков. – Только изготовители этой подделки допустили еще несколько огрехов.

Полицейский вооружился канцелярским ножом и иголкой.

– Серебристая защитная нить от банкноты не должна отделяться, – поясняет эксперт, ловко поддевая, как оказалось, всего лишь продолговатую наклейку. – И знаки не сотрутся, даже если их потереть. А здесь краска размазалась.

– А какие банкноты подделывают чаще? – спрашиваю я у полицейского.

– Пятитысячные. Стоимость изготовления, что сторублевой, что пятитысячной купюры, одинаковая, – говорит Максим Лысенков. – Но номинал последней больше, так что продать ее можно дороже. За последние годы фальшивомонетчики стали хитрее и печатную технику покупают современную. Порой даже ультрафиолет не помогает определить подделку. Поэтому проверять купюру на подлинность нужно несколькими способами: не размазалась ли краска, есть ли водяные знаки, ровная ли микроперфорация…

УСТАНОВИТЬ АВТОРА ПОДПИСИ ПО МЕШКУ С САХАРОМ

Кабинет экспертов — почерковедов встречает тихим шуршанием бумаг. Здесь по линиям и изгибам букв раскрывают крупные дела с махинациями в документах.

– Экспертизу почерка проводят, сравнивая образцы письма предполагаемых авторов, – рассказывает криминалист Артем Кирющенков. – Сложность – во времени, которое отдаешь исследованию. Порой, чтобы найти автора, приходится неделями перебирать сотни документов и писем. Все образцы сверяются только вручную под микроскопом или с лупой. Приходилось сравнивать даже почерк по надписи на мешках с сахаром.

– А существуют два похожих почерка?

– При письме так или иначе мы стараемся подражать образцам, – говорит эксперт. – Писать мы учимся по прописям, поэтому почерк первоклассников примерно одинаковый. Но у каждого человека в течение жизни развиваются свои навыки. У одних буквы ровные, у других – с наклоном, у третьих – с «хвостиком». Так что каждый почерк уникальный. Задача эксперта – выявить характерные черты почерка одного человека.

– А как быть, если человек расписывался впопыхах или в неудобной позе? – спрашиваю я у эксперта.

– Подпись на весу и сидя очень отличаются, – соглашается полицейский. – Для этого мы работаем с предполагаемым автором. Проводим эксперименты. Предлагаем расписаться сразу в нескольких положениях: сидя, лежа, на весу. И сравниваем образцы.

ГЛАВНЫЙ ИНСТРУМЕНТ КРИМИНАЛИСТА – ГЛАЗА

Уходя от почерковедов, мы спускаемся на первый этаж, где расположилась самая большая и самая молодая лаборатория, где исследуют ДНК. В экспертно-криминалистическом центре она открылась в конце 2017го. Здесь проводят больше 300 экспертиз в год.

– Человек оставляет свои биологические следы везде, – говорит старший эксперт-криминалист Олег Захарченко. – Кровь, слюна, пот, волосы, частички кожи – все они содержат информацию о нас. Однажды мы нашли вора по следам слюны на окурках, которые он оставил перед квартирой жертвы. Главная задача – найти улики. Знаете, какой основной инструмент эксперта-криминалиста?

– Ватная палочка и пробирка? – предполагаю я.

– Нет, глаза, – улыбается Олег Александрович. – Нужно продумать каждый шаг преступника. И пройти по его пути, собирая улики. Дальше – дело техники.

– А какое расследование у вас было самым запутанным?

– В 2017-м в одном из районов области неизвестный пробрался в дом и изнасиловал молодую женщину. Лица злоумышленника потерпевшая не видела, он был в шапке. Следователи осмотрели место происшествия и никаких следов поначалу не нашли. Затем они наведались к соседям. У них в огороде и обнаружили ту самую шапку насильника. Предполагаемого преступника задержали. В лаборатории я изучил волосы, оставшиеся на шапке, и получил ДНК другого человека! Пришлось взять образцы ткани с шапки в месте, где она касалась рта подозреваемого. И ДНК, оставленная на месте преступления, и задержанного совпали. Выяснилось, что на свое «черное» дело он пошел в шапке отца.

Мария Дедкова

Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 004 (064) от 1 февраля 2019 года.

 

Поделиться: