Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Участник Сталинградской битвы Борис Шапошников: «Жизнь рядового на поле боя исчислялась минутами»

Осень 1942 года. Немцы дошли до Волги, наступление их группы армий « Юг» продолжалось до 18 ноября. Но бойцы Красной армии дали отпор противнику. 6-я армия под командованием генерала Паулюса оказалась окружена и отрезана от своих частей. У немцев заканчивались провизия и боеприпапсы. К ним на помощь шла группа армий «Дон» под командованием фельдмаршала Манштейна. Резервы советских войск собирали вокруг Астрахани…

Среди красноармейцев, защищавших знаменитый город на Волге, был и наш земляк, ветеран Великой Отечественной войны Борис Шапошников.

НАПЕРЕРЕЗ МАНШТЕЙНУ

Бориса Шапошникова призвали в армию в августе 1942 года, как только ему исполнилось 18 лет. Он только успел сдать выпускные экзамены в девятом классе в школе. На фронт отправились и все его одноклассники из села Никольского на Волге.

-Нас провожало все село, — говорит Борис Васильевич. – Я помню мать. На руках у нее моя двухлетняя сестренка. Рядом – два младших брата. Нас, призывников, погрузили на баржу, и мы поплыли вниз по реке в Астрахань. Два месяца новобранцев учили стрелять и окапываться на базе курсантских полков Астраханского военного училища.

В сентябре 42-го года рядовой Борис Шапошников в составе 248-й стрелковой дивизии 29-й армии совершает марш – бросок – больше 200 километров на левый фланг Сталинградского фронта. Их задача – не дать группировке Манштейна объединиться с армией Паулюса. А потом – перейти в наступление общими усилиями Сталинградского, Юго – Западного и Донского фронтов.

– Идти приходилось в труднейших условиях по калмыцким степям, – рассказывает Борис Васильевич. – Вокруг ни деревца, ни холмика – сплошная равнина. Ветер продувал насквозь. До пяти часов мог длиться один переход. Потом привал, если было время – обедали. Иногда, как только мы останавливались и садились на землю – мигом засыпали. Ведь шли очень быстро и много, поэтому сильно уставали.

Первые пять-шесть дней переход проходил довольно спокойно. Потом бойцов начала бомбить вражеская авиация.

 – Во время налета нужно было разбежаться врассыпную, – говорит Борис Шапошников. – После бомбежек встаешь и идешь дальше. И видишь, что одних ранило, других убило… Мы шли организованно, следом на верблюдах везли продовольствие, полевую кухню, на лошадях – артиллерийские орудия и боеприпасы.

АВТОМАТНОЙ ОЧЕРЕДЬЮ ПО НОГЕ

– Что такое рядовой? Жизнь его часто исчислялась минутами в Сталинградской битве, – говорит Борис Шапошников. – Масштабных задач командование перед нами не ставило. Командиры говорили нам: «Беги вперед на сто метров и там окопайся». Перед глазами всегда были фашисты. Я до сих пор не могу забыть наглое надменное выражение глаз немцев.

Первое ранение Борис Васильевич получил 7 января 1943 года в одной из атак под Сталинградом. Он был вторым номером противотанкового ружья. Впереди – несколько тяжелых немецких танков. Чтобы пробить такую машину, нужно стрелять не в лоб, а в уязвимое место, например, сбоку.

– Передо мной – несколько танков, позади них немецкая пехота, – вспоминает ветеран. – Я стреляю в немецкий танк и вижу, как противник идет в мою сторону. Тогда и увидел фашистов буквально в 50 метрах от себя. Вдруг автоматная очередь пронзила ногу Бориса Васильевича. Он упал. И подняться больше не смог.

– Поначалу я даже не понял, что меня подстрелили, – говорит Борис Шапошников. – Когда меня ранило, упал, не мог стоять на ноге. Я был в валенках и ватных штанах. Пришлось их разрезать, ониполностью пропитались кровью. Ко мне подбежал напарник. Схватил меня за руку, в другой руке у него было противотанковое ружье – нельзя бросить оружие на поле боя. И потащил меня в тыл. На пути нам встретилась повозка с лошадьми. На таких обычно подвозили снаряды. Мой товарищ сказал, чтобы они поворачивали обратно и везли меня в медсанбат. Благодаря этому человеку я остался жив.

В госпитале Борис Васильевич лечился около пяти месяцев. Он не мог пошевелить стопой, пуля попала в голеностоп. Борис Васильевич уговорил медиков помочь «разработать» ногу, рвался на фронт.

– За время, что был в госпитале, нашей армии удалось разгромить группировку Манштейна, – рассказывает Борис Васильевич. – Армия Паулюса осталась в окружении и капитулировала 2 февраля 1943 года. За месяц до этого Сталинградский фронт преобразовали в Южный, в составе которого я числился. В строй вновь вернулся только летом 1943 года.

После госпиталя Бориса Шапошникова отправили на Южный фронт. За время войны ему пришлось освоить несколько специальностей. Он был заряжающим противотанковые ружья стрелком.

Борис Шапошников участвовал в освобождении левобережной Украины. Из Луганска рядового Шапошников, как солдата с большим боевым опытом, отправили в Тамбов на лейтенантские курсы. А ему еще не было и 20 лет…Потом была служба в Прибалтике, где его снова ранило. Осколок от того снаряда до сих пор находится в бедре.

День Победы Борис Васильевич встретил недалеко от Кенигсберга на берегу Балтийского моря.

САМАЯ КРОВОПРОЛИТНАЯ БИТВА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

…После войны Борис Шапошников служил в Польше, Забайкальском военном округе. В Иркутске познакомился со своей женой – Тамарой Ивановной. Вместе они больше 60 лет.

Борис Васильевич и Тамара Ивановна Шапошниковы живут в Брянске уже больше двух десятков лет. Но иногда приезжают в Волгоград к родным и друзьям. Борис Васильевич как почетный гость бывал в Волгограде на праздновании 65-летия ии70-летия победы в Сталинградской битве.

– Когда приезжаешь в Сталинград, — по привычному называет Волгоград Борис Васильевич – понимаешь, насколько великая битва там прошла. Встречаешь людей, которые разговаривают на разных языках и исповедуют разные религии, но все опускают голову на Мамаевом кургане, отдавая дань памяти тем, кто погиб в сражении.

…Сталинградскую битву ученые считают одним из самых кровопролитных сражений в истории человечества по количеству безвозвратных потерь. Это убитые на поле боя, погибшие от ран в госпиталях и пропавшие без вести солдаты и офицеры. По официальным данным, Красная Армия, если учесть гражданское население и пленных, потеряла 1,1 миллиона человек. Вермахт с учетом военнопленных – порядка 1,5 миллиона человек….

Марина Антонова

Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 004 (064) от 1 февраля 2019 года.

Поделиться: