Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

А я сяду в локомотив и поеду куда-нибудь…

В августе на Брянском машиностроительном заводе отмечают 15-летие начала выпуска отечественных магистральных грузовых тепловозов – самых мощных в стране. Наш корреспондент побывала в кабине локомотива-силача.

Крепче за поручень держись, машинист

…Две сотни метров от проходных по центральной аллее – и вот они – красавцы-локомотивы. Выстроившись в цепочку на заводских путях, блестят свежевыкрашенными боками три тепловоза.

По отвесной лестнице поднимаюсь внутрь трехсекционного локомотива. От нижней кромки колес до кабины – больше полутора метров, а расстояние между ступеньками – сантиметров по сорок. Мне с моим 1,67 метра роста они даются нелегко. С первого раза подняться не удалось – еле удержалась за поручни, чтобы не упасть.

Перед кабиной машиниста – тамбур шириной около полуметра. Я легко прохожу по нему. А вот двум «солидным» мужчинам придется втянуть животы, чтобы разминуться. Все пространство кабины под лобовым стеклом занимает приборная панель с кучей кнопок, тумблеров и двумя мониторами. Присаживаюсь на левое кресло.

– Здесь рабочее место помощника, – показывает на меня инструктор по конструктивным особенностям и правилам эксплуатации локомотивов заводского учебного центра Эрнест Межлумян. – Машинист находится справа.

– У нас на железной дороге, как в Японии, левостороннее движение?

– Нет, просто так повелось, – поясняет инструктор. – Традиция размещать место машиниста справа пошла со времен паровозов. С этой стороны им было безопаснее находиться при встречном разъезде двух поездов, да и лучше видны сигналы светофоров.

– Где же здесь руль? И почему педаль всего одна, – это «газ» или «тормоз»? – интересуюсь у железнодорожника.

– Руля в тепловозе не бывает, – разводит руками Эрнест Межлумян. – Он ведь едет по рельсам и поворачивать ему не нужно. При необходимости стрелочные переводы помогут изменить направление. А педаль на движение не влияет. Если ее нажать – на пути посыплется песок, чтобы колеса не буксовали.

– А можно мне «порулить» тепловозом? – спрашиваю у инструктора.

– Есть такая возможность…

Без каски на территорию завода не пускают, а теперь еще и без маски.

Нажми на кнопку, стартует тепловоз

…Три, два, один… Пуск!

Тепловоз завелся и потихоньку заурчал, как котенок. Справа на информационном мониторе приборной панели стартовал обратный отсчет: 30, 29, 28…

– Мы как на ракете взлетать будем? – поглядываю на инструктора.

– Вовсе нет, – улыбается Эрнест Эрнестович. – После запуска дизеля механизм должен прокачать масло, а потом начнется режим «раскрутка двигателя». И мы встанем на холостой ход. Чтобы тронуться с места, нужно нажать на контроллер переключения мощности дизеля – это черный рычаг на панели. Один щелчок – ускорение на одну позицию. А всего их 15.

Только я хотела нажать кнопку «движение вперед» (да-да, в тепловозе, чтобы выбрать направление движения «вперед» или «назад», нужно нажать соответствующую кнопку), вдруг инструктор меня останавливает:

– Перед тем как поехать, обязательно нужно подать сигнал, чтобы люди на путях знали: поезд начинает движение.

– Что выбрать: «свисток» или «тифон»?

– Тифон слышен на далеко, у него низкий звук. У свистка «голос» высокий, но слышен недалеко. Нужно смотреть по обстоятельствам. Рядом со станцией можно обойтись и свистком. В безлюдной местности – удобнее тифон.

Ах, почему был светофор зеленый?

Вроде все понятно. Подаю свисток, нажимаю кнопку «движение вперед». Щелчок контроллера, отпускаю рычаг тормоза. Старт! Первые секунд пять я даже не ощущаю, что поезд тронулся – настолько плавно он набирает ход. Что мы движемся, я поняла, когда боковым зрением заметила смену пейзажа за окном.

– А теперь набирай скорость – переключай контроллер, – напутствует инструктор.

Щелчок, другой, третий… И вот мы уже едем на скорости 70 километров в час. Но в кабине этого совсем не чувствуешь.

– Быстрее можно? – спрашиваю у Эрнеста Межлумяна.

– Максимальная скорость на этом участке – 90 километров в час. Если поедем быстрее, автоматика выключит наш тепловоз.

Движемся по маршруту от станции Брянск II, дорога здесь прямая. Только колеса позвякивают на стыках рельсов. И светофоры-то у нас на пути все зеленые. Минут через двадцать от размеренной езды начинает клонить в сон.

Даром преподаватель время со мною тратил…

Вдруг на одном из мониторов загорается оранжевый треугольник.

– Быстрее нажимай кнопку контроля бдительности машиниста, она сбоку на панели! – командует инструктор.

Пока я крутила головой в поисках механизма, зазвонила сигнализация…

– Ты опоздала, машинист должен быстрее реагировать, – говорит Эрнест Межлумян. – Теперь нажимай кнопку контроля бдительности сверху, она у тебя над головой…

Еле дотягиваюсь до кнопки и не могу надавить на нее посильнее! Не реагирует… Стрелки на приборах «побежали» к нулевым отметкам. Тепловоз автоматически останавливается.

Напряжение такое, что ноги сами подгибаются. Без сил падаю в кресло… Хорошо, что это не настоящий локомотив, а всего лишь специальный учебный тренажер!

– Все, Лена, двойка тебе. Экзамен не сдан, так что управлять настоящим тепловозом тебе нельзя, – разводит руками инструктор. – Этот тренажер полностью имитирует движение локомотива по реальному участку железной дороги, таких всего три в стране.

…На следующий день, проходя у железной дороги, я увидела, как мимо промчался грузовой состав. Тепловоз промелькнул так быстро, что не успела рассмотреть его серию и номер. Вдруг вдалеке зазвучал знакомый свисток. 

В ТЕМУ

От паровоза до судового дизеля

На центральной аллее завода есть музей под открытым небом.

1
Паровоз серии «ОД».

– Вот паровоз серии «ОД» брянского завода производства 1897 года, – рассказывает директор заводского музея Наталья Новикова. – В начале прошлого века эти локомотивы считались одними из лучших в мире. Этот паровоз «бегал» по железным дорогам Сибири и Забайкалья без малого семь десятков лет. В 1966 году встал на вечную стоянку и охраняется государством как памятник науки и техники.

По соседству с «паровозом-дедушкой» – «правнучек» – тепловоз ТЭМ21. Тут же и электроплуг, который заводские инженеры построили в начале 1920-х по заданию Владимира Ленина.

На противоположной стороне аллеи – знаменитый брянский корабельный дизель высотой с трехэтажный дом. Их машиностроители собирали с 1961 по 2010 год.

2
Тепловоз ТЭМ21.

Елена РАКОВА.

Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 033 (144) за 21 августа 2020 года.

Поделиться: