Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Олег Селиверстов: об искусстве для всех, арт-терапии и городском украшательстве

Олег Селиверстов – один из тех «теневых» творцов, работы которых известны обывателю больше, чем сам автор. От интерьера всем известной пиццерии «Шляпа» и кафе «Суши-Рум» до реконструкции музея-усадьбы Тютчева и ТЮЗа. Стены музеев не покидают и другие работы брянского дизайнера – живопись, графика, инсталляции… Мы пообщались с мастером в городском выставочном зале, где проходит юбилейная выставка Олега Селиверстова «Новые деревенцы».

Суши рум
«Суши-Рум» у брянского цирка.

От крыльца до логотипа

Олег Викторович, выставка «Новые деревенцы» посвящена вашему 50-летию. Видим ли мы здесь какой-то творческий итог?

— Скорее, очередной этап. «Новые деревенцы» — это футуристическое обозначение провинциальных художников, к которым и сам я отношусь. Название, кстати, придумала бывший директор выставочного зала Марина Савина, я с ее разрешения позаимствовал. Что касается юбилея, то на 50 я себя не чувствую… Все работы новой выставки – этапные, поисковые.

— Ресторан «Журавли», «Бухтилов», пиццерия «Шляпа»… Что из проектов запомнилось  больше всего?

— В «Бухтилове» на Полтиннике, над дизайном которого я работал, в 2012 году снимали фильм «Испанец». Картина про летчика Великой Отечественной войны. Вообще интерьеры – вещь недолговечная, они постоянно меняются. Кстати, во многих заведениях я  разрабатывал не только дизайн помещения, но и логотип.

Мак Дак
Интерьер кафе быстрого питания в Брянске.

— Ваша специальность — дизайнер интерьеров и архитектор малых форм. Над оформлением квартир работаете?

— Я не квартирный дизайнер и занимаюсь в основном общественными заказами. Музеи, парикмахерские, общепит, гостиницы, театральные учреждения… К примеру, реставрация брянского ТЮЗа в 2016 году. Здесь делали фойе, холл, основной зал.  Мы работали вместе с брянским художником-дизайнером Александром Панченко, которого, к сожалению, уже нет в живых. У нас было много совместных проектов. К примеру, площадки на фестивале «Славянское единство».

ТЮЗ
Дизайн-проект фойе в брянском ТЮЗе.

Фольклорная деревня и дух времени

— Еще вы занимались реконструкцией музея-усадьбы Тютчева в Овстуге. Насколько важно в такой работе сохранить «дух времени»?

— Я считаю, что это очень важно для образования молодежи. Но к ней еще подход надо найти. Можно вносить в «музейные дела» элементы интерактива: делать театрализацию, показывать, как пользовались старинными предметами в быту…

— А что не пошло дальше бумаги?

— Проект фольклорной деревни в Салыни, который мы разрабатывали два года. Там уже есть музей, церквушка, конюшня и домик 13-го века. А в планах было сделать целый город мастеров, озерцо, сцену для выступлений. Фольклорная деревня есть, но там всего три дома.

— Вернемся в Брянск. Многие горожане поругивают современную эклектику в оформлении общественных пространств. Куда ни глянь — арт-объект, а единства нет…

— В прежние времена любой новый объект в городе устанавливали коллегиально. То есть собирали комиссию из архитекторов и художников. А теперь у нас нет ни главного архитектора, ни главного художника. И появляется много грубых ляпов. Дельфинчики, волки, совы… Вот зачем поставили копию Эйфелевой башни на бульваре Гагарина? Здесь стоит плита, посвященная первооткрывателям космоса. Я бы понял, если бы поставили ракету… 

«Вдохновение – для дилетантов»

— Олег Викторович, вы рассказали о самых разных проектах, мы разговариваем в окружении ваших картин… Может ли художник быть универсальным?

Художник обязан быть универсальным. Взять французского архитектора Ле Корбюзье: он строил города и писал картины в своей мастерской. Так и должен работать художник: от картины до воплощения монументальных проектов.

Стрелец
«Стрелец», 2019 год.

— Как вы отвлекаетесь?

— В музыкальной группе играю, «Дочь Пластилина» называется. На фестивалях выступаем, в арт-кафе… А вот, кстати, я переделал пианино для кафе «Менделеев» в Брянске под стойку администратора (показывает фото на телефоне)…

— А есть ли искусство для всех?

Есть такое явление, как арт-терапия, когда художник проводит мастер-классы для людей абсолютно разных возрастов и профессий. Это помогает расслабиться, «помедитировать» от движения кисти или карандаша… Так человек абсолютно преобразовывается, перестраивается.

— Как призвать вдохновение?

Мой профессор в Мухинском училище (сейчас — Санкт-Петербургская художественно-промышленная академия имени Александра Штиглица. – Авт.) говорил, что вдохновение – это для дилетантов. Поэтому я просто иду и работаю.


Беседовала Ольга УМАРОВА

Материал опубликован в издании «Брянские известия» № 004 (115) за 31 января 2020 года.

Поделиться: